Много в жизни тропинок, только правда одна…

А что, если нам, ставропольцам, попытаться восстановить историческую справедливость, не дать обмануть подрастающее поколение вымышленными идеалами лже-патриотизма? Такая, несомненно, заслуживающая внимания мысль прозвучала на заседании клуба общественно-политических дискуссий «Горбачёв», прошедшего на прошлой неделе. Повестка дня касалась неправомерному переименованию советских улиц.

Тема «декоммунизации» от проспектов до переулков поднимается в Ставрополе уже не первый раз. Причём, эксперты, затрагивающие этот вопрос, опираются почему-то только на свидетельство одного «исторического документа» — брошюры под названием «Большевики в Ставрополе» начальника отдела пропаганды (ОСВАГ) армии генерала Деникина писателя-беглеца Ильи Сургучева.

В обязанности этого пропагандиста-белогвардейца, разумеется, входила задача представлять большевиков бесами, маньяками, палачами и садистами. Для возбуждения у юнкеров ненависти к оным. Но рассматривать общую картину Гражданской войны только с позиции одной стороны — значит быть оторванным от общего исторического контекста. Именно поэтому необходимо взглянуть на историю возникновения и деятельности Белой армии и с позиций другой стороны — ей противостоящей.

С современной точки зрения формирование боевых отрядов Белой гвардии на Дону можно сравнить с формированиями печально известного террористического государства ИГИЛ*. Как и в Ираке сегодня, так и на Дону в то время, костяк вооружённых формирований составили бывшие офицеры. В том случае — царской армии, в этом — остатки армии диктатора Хусейна. Так же, как игиловцам не удалось захватить столицу Ирака — Багдад, так и белогвардейцам не удалось овладеть ни Петроградом, ни Москвой.

После военных неудач ИГИЛ* обратил своё внимание на столицу Сирии — Дамаск, а Белая гвардия, как известно, на столицу Кубани — Екатеринодар. События, связанные с ИГИЛ* разворачивались на наших глазах, а вот исторические события, связанные с походом Добровольческой армии белых на Екатеринодар изрядно уже подзабылись современным обществом. Они исказились, благодаря выступлениям некоторых «экспертов», пропагандирующих лживую идею. Вот почему именно сейчас, как никогда, необходимо торжество исторической справедливости.

Итак, поход Добровольческой армии, состоящей в основном из опытных кадровых офицеров и юнкеров, всего в 4,5 тысячи штыков, начался 22 февраля 1918 года, и получил название «Ледяного похода».

Стоит отметить, что уже перед выступлением в поход командующим Добровольческой армии генералом Л. Корниловым было сказано следующее: «Я даю вам приказ, очень жестокий: пленных не брать! Ответственность за этот приказ перед Богом и русским народом я беру на себя!»

На протяжении всего похода этот приказ выполнялся неукоснительно. Вот как описывается взятие села Леженки, имеющего несчастье стать первой преградой на пути бело-бандитов, в книге бывшего белого офицера Р. Гуля «Ледовый поход»:

«Вечером, в присутствии Корнилова, Алексеева и других генералов, хоронили наших, убитых в бою. Их было трое. Семнадцать было ранено. В Леженке было 507 трупов».

 Что такое 507 трупов для села? То есть, в Леженке корниловцы фактически вырезали все мужское население – виновных и невиновных. И это было всего лишь начало. При осаждении белыми таких населённых пунктов, как Белая Глина, и сам Екатеринодар — счёт убитых и повешенных уже вёлся на десятки тысяч.

Но, несмотря на такой ужасающий террор со стороны белых офицеров, их пропагандисты из ОСВАГа не переставали без устали трубить о «красном терроре». Примерно, так же, как «Белые каски» в истории с ИГИЛ* о «терроре диктатора» Асада. Вот и Сургучёв в своей брошюре «Большевики в Ставрополе» представил террористическую вылазку горстки белогвардейцев в Ставрополе, как «офицерское восстание», а их ликвидацию, как зверства большевиков.

По данным историка Федюка, Корниловым было составлено воззвание к жителям Ставрополья, предупреждавшее о возможности применения к ним ответных жестких мер в случае нападения на офицеров Добровольческой армии:

«На всякий случай предупреждаю, что всякое враждебное действие по отношению к добровольцам и действующим вместе с ними казачьим отрядам повлечет за собой самую крутую расправу, включая расстрел всех, у кого найдется оружие, и сожжение селений».

По мнению исследователя Белого движения Юга России — В. П. Федюка, эти заявления свидетельствуют о том, «что речь шла именно о терроре, то есть насилии, возведенном в систему, преследующем цель не наказания, но устрашения».

 «Все большевики, захваченные нами с оружием в руках, расстреливались на месте: в одиночку, десятками, сотнями. Это была война «на истребление»». (Федюк В. П. Белые. Антибольшевистское движение на Юге России 1917—1918 гг).

Историк-исследователь Владлен Логинов рассказывал в эфире радиостанции «Эхо Москвы»:

«Есть воспоминания, они публиковались у нас много раз: во время знаменитого Ледового похода было жалко патронов, а в деревне захватили красноармейцев. Что делать? Их раздели и потом просто рубали, и всё. Колчак, а потом и Деникин, издали приказы, что расстрелу подвергаются все те, кто работал в органах советской власти».

Почему же в дискуссиях о «декоммунизации» ставропольских улиц приводятся только цитаты из клеветнических пропагандистских брошюр белогвардейца И.Д. Сургучева, а мнение настоящих историков в расчёт не принимается?

Игнорируется и тот факт, что приговором Нюрнбергского трибунала видные генералы Белого движения П. Н. Краснов, А. Г. Шкуро, С. Клыч-Гирей, С. Н. Краснов и Т. Н. Доманов были признаны военными преступниками, как пособники нацистов, и в результате советского судебного процесса (15—16 января 1947 года) были приговорены к высшей мере наказания.

Остаётся только надеяться на то, что когда восстановится объективный исторический контекст, тогда, может быть, и появится разумная оценка происходящего, а именно — стоит ли переименовывать улицы вопреки исторической правде?

Кстати, о школе, названной в честь лжеца-пропагандиста Ильи Сургучева. Сей акт есть преступление не только против самой истории, это оскорбление памяти наших предков. В данном случае идёт речь о героизации пособников нацистов, а это не допускается российским законодательством.

И до тех пор, пока справедливость не восторжествует, начатую 23-го февраля Всероссийскую акцию «Защитим память героев» для Ставрополья нельзя будет считать завершенной.

*- террористическая организация, запрещена на территории России.

 

Максим Иванов, Ставрополь

Поделиться ссылкой:

Читайте также:

комментария 4

  1. 15.03.2021

    […] Максим Иванов, Ставрополь. […]

  2. 27.03.2021

    […] краевого центра Г.В. Сербина с просьбой узнать фронтовую судьбу её дедушки, Ивана Филимоновича Оборовского, […]

  3. 18.04.2021

    […] бы очередным обманом и противоречило бы исторической правде. Ибо во всех энциклопедиях и в Википедии […]

  4. 22.06.2021

    […] бы очередным обманом и противоречило бы исторической правде. Ибо во всех энциклопедиях и в Википедии […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.